Демократия на основе частной собственности

5 октября 1946 года. Съезд Консервативной партии, Блэкпул

Год, прошедший со всеобщих парламентских выборов, не принес ничего хорошего. Я не виню социалистическое правительство – по крайней мере за погоду. Обязательно нужно сделать скидку и на трудности, связанные с последствиями войны. Борьба с этими трудностями привела к полному истощению моральных и физических сил народа, действовавшего под руководством национального правительства. Социалисты положили конец этому единству во имя собственных политических интересов, а народ сделал выбор в пользу социалистического правительства. Согласно нашей проверенной временем конституции у него было на это право. Избиратели могут делать все, что захотят. А потом им приходится мириться с тем, что они натворили…

Я уже не раз обращал ваше внимание на тот колоссальный вред, который был нанесен процессу восстановления нашей страны непродуманными действиями и угрозой национализации, поставившими под сомнение будущее многих ведущих отраслей промышленности. Попытки национализировать сталелитейную промышленность, проявившую себя с самой лучшей стороны в годы войны и строившую самые смелые планы на будущее, можно назвать наиглупейшим из всех пережитых нами социалистических экспериментов…

Куда ни посмотришь – всюду признаки спада деловой активности, переживаемого нами тогда, когда мы вправе рассчитывать на лучшую участь. Я побывал во многих небольших государствах на континенте. Все они явно успешнее, чем мы, реализуют свой потенциал и возможности. Нигде нет этой атмосферы уныния и безысходности, которая воцарилась в Британии с приходом к власти Социалистической партии…

Наши главные задачи: отстоять христианство и пресечь любые нападки на него; защитить закрепленные в нашей конституции принципы парламентской монархии; принять соответствующие меры по отражению возможной внешней агрессии и обеспечению безопасности морской торговли; обеспечить законность и правопорядок, беспристрастное отправление правосудия судами без какого-либо вмешательства или давления со стороны исполнительной власти; оздоровить финансовую ситуацию и установить жесткий контроль над национальными доходами и расходами; обеспечить защиту и развитие торговли, без которой Великобритания просто не сможет выжить; поддерживать любые меры, направленные на улучшение социальных условий и здоровья людей; внедрять повсюду принцип свободы предпринимательства и частной инициативы вместо политики государственного вмешательства в экономику и национализации промышленности.

Я бы добавил к этому еще несколько соображений. Мы возражаем против создания социалистического государства, контролирующего средства производства, распределения и обмена. Нас спрашивают: «Что вы предлагаете взамен?» Цель консерваторов – построить демократию на основе частной собственности, демократию, в которой личная независимость сочетается с социальной ответственностью. В понятие демократии я также включаю создание системы привлечения рабочих и служащих к участию в прибылях в тех отраслях, где это возможно, и тесное взаимодействие между работодателями и наемными работниками. По существу, мы стараемся превратить рабочего или служащего из лишенного ответственности наемного сотрудника в партнера. Сам наемный работник заинтересован в том, чтобы у него было множество возможностей для трудоустройства вместо перспективы всю жизнь работать на одного всемогущего работодателя под названием «государство». В этом случае ему намного легче будет вести коллективные переговоры с работодателем, от чего производство только выиграет. Всем будет лучше, у всех будет больше свободы, если, по крайней мере в большинстве случаев, у наемного работника будет возможность выбирать работу, менять ее и иметь дело с частным нанимателем, у которого, как и у него, полно повседневных забот и который, как и он, может рассчитывать только на свое трудолюбие, изобретательность и организаторские способности. Только так мы сможем сохранить традиционные добродетели, присущие британскому национальному характеру. Мы не хотим, чтобы население этого древнего острова превратилось в живущие по указке государства пролетарские массы, которые, повинуясь верхушке привилегированного чиновничества или привилегированной партии, узкой группе фанатиков или профсоюзных лидеров, берутся то за одно дело, то за другое, переселяются то сюда, то туда. Мы выступаем против тирании профсоюзов, диктующих, кого принимать на предприятие, а кого нет. Наш идеал – добровольный союз миллионов свободных, независимых семей, готовых жить своим трудом и служить Британии и делу мира.

Как же тогда нам положить конец этим политическим баталиям? Мечта о материальном обогащении вовсе не является главным стимулом для британцев. В противном случае мы бы уже давно оказались на задворках истории. Британцы почти всегда поступают так, как им велят чувства и инстинкты, а вовсе не заранее составленные планы или соображения практического характера. Во время первого заседания парламента в новом составе все представители Социалистической партии поднялись со своих мест и затянули песню «Красное знамя», показывая всем, что они одержали триумфальную победу. Пытаясь как можно дальше заглянуть в окутанное туманом, полное тайн и загадок будущее, я могу сказать, что на следующих выборах нас ждет противостояние тех, кто с искренним наслаждением поет «Красное знамя», и тех, кого приводят в восторг слова «Края надежды и славы»1, этого величественного гимна, вокруг которого все самые мудрые, здравомыслящие и порядочные люди объединятся ради спасения своей родины.

Footnotes

  1. «Land of Hope and Glory» (дословный перевод на рус. «Земля надежды и славы») — английская (иногда рассматривается как британская) патриотическая песня, претендующая на статус гимна Англии. Музыка была сочинена Эдуардом Элгаром, а стихи Артуром Кристофером Бенсоном.