«Дух Англии»

23 апреля 1953 года, Штаб-квартира Почетной артиллерийской роты 1

У Англии есть одна особенность, о которой никому не стоит забывать: как и природа, Англия ничего не делает по линейке. Нам не свойственна безупречная логика тех стран, которые другими проявлениями своего национального характера вызывают у нас искреннее восхищение. В нашем климате все как будто окутано дымкой тумана, все размыто, нет этих резких переходов, и хотя у нас бывают разногласия – особенно это заметно в палате общин, куда я должен буду вернуться через несколько минут, – мы не готовы слепо отстаивать свою точку зрения, хотя при этом мы и не молчим и заявляем о своей позиции. У нас есть разногласия, но они не превращают нас во врагов, как это происходит почти в любой другой стране мира. В нашем обществе присутствует непоколебимый дух добрососедства, нас всех, несомненно, связывают сильнейшее чувство национального единства и общий уклад жизни, что – пускай все это далеко не всегда помогает нам справляться с мелкими проблемами повседневного характера – вполне может позволить нам выпутаться из нынешних неприятностей.

Никто не спасет Англию, кроме нее самой. Если мы перестанем верить в себя, в свою способность направлять и управлять, если мы утратим волю к жизни, то тогда у нас действительно нет будущего. Если сейчас, когда повсюду вокруг нас другие нации день за днем используют оружие и торговлю для проведения политики агрессивно-воинствующего национализма, мы будем продолжать бездействовать, следуя своим теоретическим доктринам, если мы не выйдем из оцепенения, вызванного послевоенным истощением, – мы уже проходили через это 20 лет назад, для нас это не в новинку, – то тогда и в самом деле сбудется все, что предрекают пессимисты, то есть нас ждет неминуемый крах.

Но почему мы должны разрушать прочное здание британской политики, фундаментом которого являются готовность прийти на помощь, доброта и свобода? Почему мы должны ломать его ради надежд, которым вряд ли суждено сбыться, надежд, которые не только остаются всего лишь надеждами, но еще и могут обернуться для нас настоящим кошмаром? Мы как нация, как империя – надеюсь, вы не станете возражать против того, чтобы я употреблял это слово, ведь, когда я произносил его в этот самый день 20 лет назад, никто не кричал и не свистел, стараясь заставить меня замолчать, – так вот, как империя мы можем, мы должны пережить любую бурю, что обрушится на нас, причем наши шансы на успех в этом случае уж точно не ниже, чем у всех остальных систем правления, известных человечеству сейчас.

Мы более опытны и сплоченны, чем любой другой народ в мире. Вполне может статься, что самые славные страницы нашей истории еще не написаны. И в самом деле, те самые проблемы и угрозы, что обступили нашу страну, должны возбуждать в нынешнем поколении англичан чувство благодарности за то, что им выпало жить здесь и сейчас. Мы должны радоваться той ответственности, которой судьба удостоила нас, и гордиться тем, что мы являемся защитниками своей страны в эпоху, когда на карту поставлено само ее существование. Мне посчастливилось дожить до того момента, когда наша страна достигла наивысшей славы, и я не сомневаюсь, что если Англия будет продолжать в том же духе, то вряд ли что-нибудь помешает кому-нибудь другому через 20 лет подняться из-за стола и произнести в этих стенах речь, наполненную тем же чувством гордости и надежды, которое двигало мною сегодня вечером, когда я решился выступить перед вами.

Оригинал на английском языке ‘The spirit of England’

Примечание

  1. Обед по случаю дня св. Георгия, Лондон (выступление транслировалось по радио)