«“Бисмарк” потоплен!»

Речь в Палате общин 27 мая 1941 года

21 мая, то есть в среду на прошлой неделе, наша авиаразведка обнаружила в порту Берген новейший немецкий линкор «Бисмарк» в сопровождении столь же современного тяжелого крейсера «Принц Ойген», вооруженного 8-дюймовыми орудиями. 22 мая, в четверг, стало известно, что они оба покинули порт. Вполне логично было предположить, что эти суда попытаются прорваться в Атлантический океан с целью атаковать наши конвои на пути из Соединенных Штатов, поэтому мы решили принять меры по перехвату вражеских кораблей. В ночь с 23 на 24 мая наши крейсера оказались в пределах их видимости в тот момент, когда они пересекали Датский залив между Исландией и Гренландией. На рассвете в субботу корабли противника наконец были настигнуты «Принцем Уэльским» и «Худом». Я не располагаю подробной информацией о ходе боя, поскольку события разворачивались очень стремительно, но, насколько мне известно, один из снарядов, выпущенных немцами с расстояния около 23 000 ярдов, попал в артиллерийский погреб «Худа», что привело к взрыву корабля и гибели всей команды, за исключением лишь нескольких человек. Потеря этого великолепного корабля, спроектированного 23 года назад, – настоящая трагедия для королевских ВМС, но еще тяжелее смириться со смертью его отважного экипажа.

Всю субботу наши корабли продолжали преследовать «Бисмарк» и сопровождавший его крейсер. Ночью летчикам с авианосца «Викториес» удалось попасть в «Бисмарк» торпедой, после чего на рассвете вчерашнего дня была предпринята попытка завязать бой; однако с наступлением ночи погодные условия ухудшились, видимость снизилась, и «Бисмарк», резко изменив курс, сумел оторваться оторваться от преследователей. Я не знаю, что случилось с «Принцем Ойгеном», но в отношении этого корабля сейчас тоже принимаются все необходимые меры. Вчера около полудня самолет «Каталина» – один из многих патрульных бомбардировщиков дальнего действия, переданных нам Соединенными Штатами, – настиг «Бисмарк» и определил, что тот, скорее всего, направляется к побережью Франции – в Брест или Сен-Назер. Получив эту информацию, адмиралтейство и главное командование отдали приказ о срочной передислокации сил: как только стало известно, что «Бисмарк» все еще находится в открытом море, были задействованы все наши средства контроля над морскими акваториями и реализованы самые масштабные мероприятия по перехвату линкора. И вот вчера поздно вечером – так что я даже не успел подготовить к сегодняшнему совещанию подробный отчет – торпедоносцы-бомбардировщики с авианосца «Арк Ройял» провели серию атак на «Бисмарк», который продолжал следовать своим курсом в одиночестве, без корабля сопровождения. Около полуночи стало известно, что по крайней мере две торпеды достигли цели: одна угодила в среднюю часть корабля, а другая – в корму. Судя по всему, вторая торпеда вывела из строя рулевой механизм «Бисмарка», поскольку он не только сбавил ход до минимума, но и начал описывать беспорядочные циркуляции. Тогда он был атакован одной из наших флотилий и получил попадание еще двух торпед, в результате чего вообще прекратил движение. Помощи противнику ждать было неоткуда, потому что на тот момент «Бисмарк» находился на значительном расстоянии от французского побережья, что исключало возможность вмешательства базирующейся там вражеский бомбардировочной авиации. Сегодня на рассвете «Бисмарк» атаковали преследовавшие его британские линкоры. Мне ничего неизвестно о результатах артиллерийской перестрелки: по-видимому, немецкий корабль все-таки не удалось потопить огнем орудий, и теперь предпринимаются попытки уничтожить его с помощью торпед. Насколько я знаю, как раз сейчас наши моряки занимаются этим, и у нас есть все основания полагать, что уже очень скоро они добьются своего.
Какой бы тяжелой ни была утрата «Худа», все-таки необходимо отдать должное «Бисмарку»: его новизна и техническое совершенство делают его едва ли не лучшим линейным кораблем в мире. Выведя его из строя и лишив немецкие ВМС такого флагмана, мы намного упростим себе задачу поддержания господства над северными морскими путями и обеспечения эффективной блокады немцев с севера. Надеюсь, что через пару дней я смогу представить членам палаты значительно более подробный отчет о происшедшем, но, полагаю, суть текущих событий уже сейчас вполне ясна. И хотя в нарисованной мной картине присутствуют как светлые, так и темные тона, мне кажется, у нас есть определенные основания для того, чтобы испытывать удовлетворение результатами этого ожесточенного и упорного морского сражения.
[Спустя некоторое время.] При всем уважении к оратору, я осмелюсь на секунду прервать его. Позвольте поделиться со всеми вами только что переданной мне новостью о том, что «Бисмарк» потоплен.
Ситуация на фронтах складывалась не вполне благополучно: британские бронетанковые соединения продолжали отступление в Северной Африке, а активные действия превосходящих сил германских ВВС вынудили британцев эвакуироваться с Крита. Вдобавок к этому немецкий линкор «Бисмарк», сопровождаемый крейсером «Принц Ойген», на пути из норвежского города Берген перехватил и потопил в Датском заливе самый быстроходный крупный боевой корабль в мире – британский линейный крейсер «Худ». Для противодействия этой новой угрозе были мобилизованы все ресурсы флота метрополии, и как раз тогда, когда Черчилль закончил свое выступление в парламенте и сел на место, ему передали записку о том, что «Бисмарк» был сначала серьезно поврежден в результате воздушных атак с авианосца «Арк Ройял», а затем потоплен.