«Нам хватило сил, упорства и твердости»

Речь Черчилля на Конференции верховных комиссаров доминионов и министров союзных государств в Лондоне 12 июня 1941 года

Сегодня мы встретились здесь, в старом Сент-Джеймсском дворце, на стенах которого видны шрамы от вражеских снарядов, в 22-й месяц войны, чтобы провозгласить высокие цели и намерения законных конституционных правительств Европы, чьи страны оказались покорены нацистами. Цель нашего собрания – вселить надежду в сердца всех свободных людей и воззвать ко всем свободным народам повсюду в мире. Здесь, на столе перед нами, лежат верительные грамоты представителей 10 государств, чьи земли оказались завоеваны и осквернены и чье население стонет под невыносимой тяжестью гитлеровского ига. Но также среди нас присутствуют подданные великой британской монархии, уполномоченные парламентом и иными демократическими институтами Британии, а также представители заокеанских доминионов Британии: Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки, Индии, Бирмы и прочих наших колоний, находящихся в различных частях земного шара. Мы вместе обнажили мечи ради общего дела. Мы будем стоять насмерть и не прекратим борьбу, пока не добьемся победы. Прислушайтесь: из-за океана ветер доносит все нарастающий шум молотов и станков – это Соединенные Штаты Америки выражают нам свою поддержку, трудятся, не жалея сил, чтобы обеспечить нас всем необходимым, и обещают своевременную помощь все в бо́льшем объеме.
Сколько горя, ужаса и зла причинил Европе и всему миру Гитлер! Как чудовищны насаждаемые им идеи и порядки! Руины Варшавы, Роттердама и Белграда являются немыми свидетелями его преступлений и призваны напоминать грядущим поколениям о безжалостных воздушных бомбардировках, осуществленных в условиях отсутствия какого-либо сопротивления и обращенных с научно выверенной точностью против беззащитного мирного населения. Здесь, в Лондоне, и в каждом крупном городе на нашем острове, и в Ирландии также заметны следы вражеских налетов. Уже сейчас немцы расплачиваются за свои бесчинства, а в скором будущем их ждет еще более незавидная участь.
Впрочем, весь этот материальный ущерб не идет ни в какое сравнение с бедами, постигшими порабощенные народы. На наших глазах их подвергают гонениям, терроризируют и эксплуатируют. Миллионы людей трудятся под принуждением в условиях, зачастую неотличимых от рабства. Все имущество угнетаемых народов подвергается разграблению или выменивается на ничего не стоящие бумажки. Дома простых граждан постоянно обыскивают, их повседневная жизнь находится под неусыпным контролем вездесущей системы секретного политического сыска, которая, добившись полнейшей покорности от самих немцев, теперь наводняет шпионами улицы городов в дюжине европейских стран. Нацизм оскверняет религиозные ценности и организует массовые преследования и гонения инакомыслящих – все ради насаждения противоестественного языческого культа, выдуманного для оправдания всеобщего поклонения этому чудовищу и формальной легализации его тирании. Традиции и обычаи, законы и общественно-политические институты завоеванных стран расшатываются с помощью изощренных интриг, основанных на хладнокровном расчете, и беспощадно искореняются.

В тюрьмах на континенте не осталось свободных камер. Концентрационные лагеря переполнены. Каждый день на рассвете гремят залпы немецких расстрельных команд. Чехи, поляки, голландцы, норвежцы, югославы, греки, французы, бельгийцы, люксембуржцы – все истинные патриоты идут на колоссальные жертвы ради своей веры и своей страны. В реализации преступных замыслов и насильственном насаждении новых порядков среди порабощенных народов захватчикам помогают представители гнусного племени коллаборационистов – пусть в этом новом слове на многие века сохранится глубочайшее презрение человечества к таким людям. Эти мерзкие предатели прислуживают новым хозяевам и раболепно пресмыкаются перед ними. Вот какая участь постигла некогда цветущую Европу, вот какому злу мы противостоим с оружием в руках.

И на этом шатком фундаменте Гитлер с плетущимся за ним измотанным лакеем Муссолини и заискивающе семенящим подле них адмиралом Дарланом собирается построить новый европейский порядок, основанный на ненависти, алчности и национальной нетерпимости. Еще никогда сознанием смертного человека не овладевали столь нелепые фантазии. Мы не знаем, как будет развиваться ход этой ужаснейшей войны и на какие еще регионы мира перекинется ее всепожирающее пламя. Мы отдаем себе отчет в том, что нам будет нелегко и противостояние может продлиться очень долго. Конечно, не в наших силах предсказать, какие новые свершения и несчастья ждут нас впереди. Но один факт кажется нам бесспорным, непреложным и самоочевидным для всех людей в мире.

Если Европе и суждено пережить реорганизацию, если семье европейских народов и предстоит объединиться в союз, то уж точно это будет сделано не стараниями нацистов. В каждой стране, где ступила нога немецкого солдата или гитлеровского полицая, души людей исполнились такой отчаянной ненависти ко всему немецкому и такого презрения к догмам нацизма, которые не сотрутся из человеческой памяти даже по прошествии сотен лет. Мы еще не знаем, как и когда Европа сможет освободиться от германского гнета, но никто не сомневается в том, что сразу после победы над нацизмом все оставленные Гитлером грязные следы, все отпечатки его смердящих пальцев будут навсегда стерты, уничтожены, а если понадобится, даже выжжены дотла.

Мы здесь, чтобы упрочить наш союз и подтвердить нашу готовность сделать все возможное для освобождения порабощенных народов. Когда год назад правительство Его Величества осталось один на один с сильнейшим противником посреди страшной бури, многим из наших друзей и врагов могло показаться, что наши дни сочтены, что Британия со своими вековыми традициями и порядками вот-вот неминуемо пойдет на дно вслед за остальными европейскими странами. Но я, не без некоторой гордости, хотел бы напомнить присутствующим, что даже в столь трудный час, когда наша армия была по сути дезорганизована и безоружна, когда нам не хватало пушек и танков, когда в результате спешной эвакуации из Франции мы потеряли почти все наше снаряжение, несмотря ни на что, британский народ ни на секунду не рассматривал возможности капитуляции. Никто из нас не захотел мира с захватчиками, никто не впал в отчаяние и не потерял надежды на победу. Напротив, мы не переставали твердить сами себе и всем вокруг, что мы настроены решительно и не пойдем на уступки до тех пор, пока не будут освобождены все захваченные и порабощенные страны и пока нацисты не будут лишены своей беззаконной и жестокой власти.

Посмотрите, какой долгий и сложный путь мы прошли с июня прошлого года. Нам хватило сил, упорства и твердости выдержать страшные испытания. Сейчас мы не только обладаем явным превосходством над противником в небе над своим островом, но и все чаще наносим врагу ответные удары. Королевские ВМС удерживают господство на море. Итальянский флот в страхе прячется в портах, корабли германских ВМС в большинстве своем либо выведены из строя, либо потоплены. Смертоносные рейды на наши порты, города и заводы не смогли сломить дух британской нации, остановить течение привычной жизни и воспрепятствовать наращиванию мощностей нашей военной промышленности. Отправляемые нам из-за океана партии продовольствия и оружия в целости и сохранности доставляются в наши гавани. Мы принимаем все меры для восполнения понесенных нашим торговым флотом потерь, и Соединенные Штаты активно помогают нам в этом. Постепенно мы превращаемся в нацию настоящих воинов. Экипировка и подготовка наших сухопутных сил продолжают совершенствоваться.

Гитлер может сколько угодно терзать и топтать измученную Европу. Он может продолжать насаждать свои порядки где угодно, сея всюду зло и хаос: вероятно, он способен покорить Африку и даже Азию. Но именно здесь, на этом острове-крепости, тирана ждет неминуемая расплата. Мы будем противостоять ему на суше и на море. Мы станем неотступно преследовать его везде, куда бы он ни направился. Наша авиация покажет немцам, что война – это не только беспардонная оккупация чужих земель и триумфальные победы.

Кроме того, мы обязаны помогать народам порабощенных стран и побуждать их к сопротивлению. Мы должны не дать Гитлеру окончательно сломить волю завоеванных наций и использовать их в своих целях: тем самым мы расстроим его радужные планы по построению идеального тоталитарного общества, основанного на страхе и подчинении. Врагу не видать ни мира, ни покоя. Он не дождется от нас пощады: мы ни за что не пойдем ни на какие переговоры и уступки. И если нацистское чудовище решится вторгнуться на Британские острова – если ему хватит на это духу, – мы не дрогнем и отразим натиск немецких войск. С Божьей помощью (на нее мы всегда уповаем) нам надлежит сохранять веру и решимость и исполнять свой гражданский долг.

Сегодня мы обращаемся с воззванием ко всем государствам и нациям, свободным и порабощенным нацистами, ко всем настоящим патриотам, кому небезразлично дело свободы, ко всем нашим союзникам и доброжелателям в Европе, а также к американским друзьям и помощникам, которые в этот трудный час постепенно становятся нам все ближе, несмотря на разделяющий нас океан. Вот наше послание: «Воспряньте духом. Вскоре все изменится к лучшему. Испив до дна чашу скорби и жертвенных страданий, человечество вновь обретет свое величие».