«Что будет, если они получат атомную бомбу?»

Речь Уинстона Черчилля 9 октября 1948 года на Съезде Консервативной партии, Лландидно, Уэльс 1

Я надеюсь, что вы отнесетесь к моим словам со всей серьезностью. Случалось, что и я оказывался прав. Единственное, что может сегодня уберечь Европу от полного подчинения коммунистической тирании, – это атомная бомба, которая есть у американцев.

Возникает вопрос: что будет, если Советы получат атомную бомбу, да еще и не одну? Глядя на происходящее сейчас, вы сами можете судить о том, к чему это приведет. Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?2 Если уже сейчас они позволяют себе месяц за месяцем мучить и истязать мир, полагаясь на сдерживающую силу принципов христианской этики и альтруизма, не дающую нам использовать это новое необычное оружие против них, то что же они станут вытворять, когда у них у самих будет много атомных бомб? Как вы думаете, в каком мире мы сегодня бы жили, если бы первой атомную бомбу создала не капиталистическая Америка, а коммунистическая Россия? Вместо того чтобы стать надежным гарантом мира и свободы, она бы превратилась в орудие порабощения, перед которым никто не смог бы устоять. Всякий здравомыслящий человек понимает, что у нас не так много времени. Мы должны поставить вопрос ребром, чтобы решить его раз и навсегда. Мы не должны пускать все на самотек, ожидая – как это делают недальновидные и некомпетентные люди, – пока что-нибудь не произойдет, причем что-нибудь плохое для нас. Вероятность того, что западным странам удастся достигнуть долгосрочного урегулирования ситуации без кровопролития, будет намного выше, если они четко сформулируют свои обоснованные требования сейчас, когда у них уже есть ядерное оружие, а у русских коммунистов его еще нет…

Когда я задумываюсь о превратностях человеческой судьбы и о том, что ждет нашу страну в будущем, у меня в голове рождается образ трех гигантских окружностей, заключающих в своих границах свободные народы и страны с демократическими режимами. Я бы, наверное, не отказался сейчас от доски, на которой можно было бы все это наглядно изобразить. Не думаю, что мой рисунок выставили бы в Королевской академии, но с его помощью можно было бы пояснить ту мысль, которую я хочу до вас донести. Первая окружность для нас – это, разумеется, Британское содружество и Британская империя со всеми составляющими ее частями. Затем идет англоговорящий мир, в котором мы, Канада и прочие британские доминионы играем важную роль наряду с Соединенными Штатами. И наконец, есть единая Европа. Эти грандиозные окружности сосуществуют друг с другом, и пока между ними сохраняется связь, нет такой силы или даже комбинации сил, которая могла бы победить их или хотя бы бросить им вызов. Теперь, если вы посмотрите на эти три взаимосвязанные окружности, то увидите, что мы – единственная страна, которая занимает важное место в каждой из них. Более того, мы находимся именно там, где все они сходятся, а значит, здесь, на этом острове, в точке пересечения морских и, пожалуй, воздушных путей, у нас есть возможность объединить их всех в одно целое. Если мы не будем сбавлять обороты в ближайшие несколько лет, то может случиться так, что именно в наших руках окажется ключ к безопасному и счастливому будущему человечества, а мы сами снова добьемся славы и заслужим признательность всего мира!

Оригинал на английском языке “What will happen when they get the atomic bomb?”

Footnotes

  1. Черчилль понимал, что всего через несколько месяцев в распоряжении Советов может оказаться атомная бомба. По его мнению, западным союзникам во главе с Соединенными Штатами следовало как можно быстрее принять меры для того, чтобы это оружие не попало в руки хозяев Кремля. Сделать это было под силу только Соединенным Штатам. Однако момент был упущен, и в результате человечество больше 40 лет, до самого распада Советского Союза, провело в «долине смертной тени», не раз оказываясь на грани ядерной катастрофы.
  2. Лк. 23:31. – Прим. пер.