Права британцев

Речь Уинстона Черчилля 4 октября 1947 года на Съезде Консервативной партии, Брайтон

Богатство обложили такими грабительскими налогами, какие бывают только в странах с коммунистическими режимами. Наша повседневная жизнь все больше и больше регламентируется и регулируется тысячами правил, за соблюдением которых неусыпно следит громадная армия чиновников. Даже наши вооруженные силы никогда не были столь многочисленны в мирное время. Были изобретены сотни новых преступлений, которые наказываются тюремным заключением или каторжными работами. Фактически всеми возможными способами создается и совершенствуется аппарат тоталитарного управления, охватывающий все сферы жизни британского общества. Складывается впечатление, что правительство вполне устраивает тяжелое экономическое положение нашей страны, которое оно к тому же заметно усугубило своим неумелым управлением: ведь трудности могут служить предлогом для введения еще большего количества ограничений и дальнейшего роста бюрократии. Правительство совершает ошибки, которые приводят к ухудшению ситуации. А как только ситуация ухудшается, оно требует новых полномочий для ее исправления. Таким образом, оно все ближе подходит к реализации идеи всесильного государства, в котором человеку отводится роль беззащитного раба, пешки.

И тут я бы хотел вспомнить о высказывании, прозвучавшем из уст премьер-министра в прошлую субботу: «Не все осознают, как много свободы мы на самом деле даем оппозиции, чтобы она могла критиковать нас». В этом высказывании меня поразило слово «даем». Выходит, что это господин Эттли распоряжается нашими правами на свободу слова и политической деятельности, а нам лишь остается благодарить его за проявленное великодушие. Но я всегда считал бесспорным и очевидным тот факт, что эти права были отвоеваны для британского народа его предками в прошедшую эпоху. Это права, за которые, по знаменитому выражению вигов1, «Хэмпден погиб на поле боя, а Сидней – на эшафоте». И теперь господин Эттли возомнил, будто это он дает их нам. Пусть он и дальше обманывается на этот счет, но будет лучше, если он перестанет выставлять себя глупцом, пытаясь навязать это заблуждение другим. Как очень точно было подмечено, «цена свободы – постоянная бдительность». История многих стран показывает, что самый простой способ, с помощью которого можно сначала потихоньку ограничить свободу какой-нибудь великой и могучей нации, а потом и вовсе свести ее на нет, это действовать не спеша, шажок за шажком, этап за этапом.

Footnotes

  1. Виги – британская политическая партия, возникшая в XVII веке. В середине XIX века объединилась с другими группировками и образовала Либеральную партию. – Прим. ред.