Североатлантический договор

Речь Уинстона Черчилля 12 мая 1949 года в Палате общин 1

 

Мы горячо приветствуем подписание Атлантического договора. Мы благодарим Соединенные Штаты за то благотворное влияние, которое они оказывают на текущую ситуацию в мире. Повторю слова, произнесенные мной не так давно за океаном: «Многим нациям удавалось взобраться на вершину мировой политики, но на этот раз мы имеем дело с удивительным примером того, как новоиспеченный лидер не только не использует свое положение для расширения собственной власти, но еще и идет на новые жертвы».

А жертвы эти очень значительны. В дополнение к гигантским суммам, предоставленным Европе в рамках плана Маршалла, Атлантический договор предусматривает дальнейшие субсидии на оплату военных поставок в размере 1 миллиарда долларов на срок до 1950 года. Чтобы собрать такую сумму, придется обложить новыми ежегодными налогами трудолюбивых американцев, далеко не все из которых являются миллионерами с Уолл-стрит. Я заявляю, что за всю историю не было ничего, абсолютно ничего, что могло бы сравниться с этим решением о выделении огромных сумм на восстановление Европы и укрепление ее обороноспособности. Мы признательны и благодарны за этот шаг, и мы обязательно будем и дальше стараться исполнять взятые нами обязательства столь же добросовестно и самоотверженно, как мы делаем это сейчас.

Что до меня, то я всегда выступал за укрепление братских отношений в англоговорящем мире и за объединение Европы. По моему мнению, только так мы сможем гарантировать мир и обеспечить прогресс человечества. Я высказал эти взгляды в Фултоне в марте 1946 года, после того как стало понятно, что между нами и Россией существуют серьезные разногласия. Сказанное мною тогда сегодня кажется чем-то самоочевидным, теряясь на фоне того, что действительно было сделано, и того, за что палате приходится голосовать в настоящее время. Но тогда в повестку дня от имени уважаемого члена парламента от Лутона [господина Уэрбея] было включено предложение о вынесении мне вотума недоверия со следующей формулировкой: «Сохранение мира и безопасности во всем мире. – Постановить, что палата считает призывы к заключению Британским содружеством и Соединенными Штатами Америки военного союза с целью противодействия распространению коммунизма, подобные тем, что были сделаны достопочтенным джентльменом членом парламента от Вудфорда во время выступления в Фултоне, штат Миссури, США, наносящими ущерб добрым отношениям между Великобританией, США и СССР и противоречащими интересам дела мира».

Это резолютивная часть внесенного предложения. Кажется очень странным, что речь, произнесенная рядовым членом парламента по его собственной инициативе в период отсутствия у него каких-либо официальных полномочий, могла послужить поводом для внесения в повестку дня подобного предложения. Однако не менее 105 достопочтенных членов парламента со скамей напротив поставили под ним свои подписи. Я вижу, что не все из них сегодня здесь. Некоторые присутствуют, но я, конечно же, чувствую, что очень многие изменили свое мнение, и, разумеется, я только рад этому, как и правительство Его Величества. Как говорится, на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о 99 праведниках, не имеющих нужды в покаянии 2. А здесь у нас, насколько я понимаю, сразу 100 таких раскаявшихся, хотя некоторые из них решили заявить о своем перерождении и отречении от прежних убеждений тем, что – видимо, в знак покаяния – воздержались от участия в этих дебатах…

Таким образом, мы имеем дело с уникальной ситуацией, исход которой, с какой стороны на нее ни посмотри, предсказать невозможно. Власть, которую дает обладание атомной бомбой, все возрастающая власть, принадлежащая Соединенным Штатам, имеет решающее влияние на ход событий. Именно ей и, на мой взгляд, только ей одной мы обязаны тем, что у нас есть время принять меры самозащиты и сформировать союзы, которые сделают возможной реализацию этих мер, в том числе и тот союз, которому посвящено наше сегодняшнее обсуждение…

Оригинал на английском языке «The North Atlantic Treaty»

Footnotes

  1. Европейские и североамериканские демократии наконец-то заключили соглашение, о необходимости которого Черчилль говорил в своей Фултонской речи за три года до этого. Черчилль был убежден, что если бы такая организация – с участием американцев – существовала в 1930-е годы, то Второй мировой войны («ненужной войны», как он ее называл) можно было бы избежать.
  2. Лк. 15:7. – Прим. пер.