«Гитлер разорвал все соглашения и занял Рейнскую область»

Речь Уинстона Черчилля в Палате общин 6 апреля 1936 года

Итак, герр Гитлер разорвал все соглашения и занял Рейнскую область. Его войска уже там и не собираются оттуда уходить. А это значит, что авторитет нацистского режима в Германии и соседних странах в очередной раз возрос. Более того, немцы уже сейчас занимаются укреплением Рейнской зоны или займутся этим в самом ближайшем будущем. Без сомнения, на это им потребуется некоторое время. Нас убеждают, что на первых порах все ограничится полевыми укреплениями, но те, кто знает, насколько совершенными могут быть немецкие полевые укрепления – тут будет достаточно вспомнить линию Гинденбурга с ее грудами бетона и блиндажами, – те, безусловно, поймут, что эти самые укрепления по существу мало чем отличаются от долговременных фортификационных сооружений: немцы не просто косят лужайки, они тщательно и планомерно создают сильную линию обороны.

Я нисколько не сомневаюсь в том, что уже очень скоро вдоль всей франко-германской границы будут возведены самые мощные и неприступные укрепления. Через три-четыре месяца или максимум через полгода рубеж между этими странами станет непреодолим. К каким дипломатическим и стратегическим последствиям это приведет? Сейчас я говорю не о техническом аспекте, а только о дипломатической значимости. Создание фортификационной линии на границе с Францией позволит немецким войскам сберечь силы на этом участке и направить основные соединения в обход, через Бельгию и Голландию. Такой вариант развития событий представляет для нас серьезную опасность. Предположим, мы разорвем альянс с Францией, а значит, усилия нацистов, направленные на разобщение двух последних уцелевших свободных демократий Европы, увенчаются успехом. Между нашими странами произойдет раскол, и Франция, оказавшись в изоляции, сумеет защитить лишь себя, продлив линию укреплений на границе с Бельгией и Голландией. В результате эти маленькие страны очень быстро перейдут под контроль Германии, а их обширные колониальные владения тут же окажутся в руках немцев. Мы должны отдавать себе в этом отчет.

Несколько лет назад [30 июля 1934 года] наш премьер-министр сказал, что нашим рубежом является Рейн, и, боюсь, тогда многие не поняли, что он имеет в виду. А говорил он о том, насколько опасным для Британии может стать превращение стран Бенилюкса в форпост державы-агрессора – ведь в нынешних условиях Германия запросто может разместить на территории этих государств свои авиабазы. На самом деле тогда премьер-министр не сказал ничего нового – он лишь повторил урок, который мы должны были усвоить за четыре столетия нашей истории. Угроза для нашей безопасности станет более очевидной, когда немцы завершат строительство новой фортификационной линии. Я уже не говорю о новой степени риска для государств Восточной Европы! Для этого направления укрепление Рейнской области будет иметь самые прямые последствия. Мы подвержены опасности в меньшей степени, а вот странам к востоку от Германии действительно не позавидуешь. Ситуация в Центральной Европе будет меняться по мере появления все новых и новых укреплений. В тот самый момент, когда немцы закончат свои масштабные строительные работы, положение стран Балтии, Польши и Чехословакии, а также Югославии, Румынии, Австрии и прочих их соседей изменится самым коренным образом.

Некоторые из этих государств, хотя и не все, сейчас пребывают в полной растерянности, не зная, то ли им сохранить свое членство в Лиге Наций и присоединиться к так называемой системе коллективной безопасности, ратуя за соблюдение международного права, то ли выторговать максимально выгодные условия сотрудничества с главным нарушителем спокойствия в Европе. Каждая из этих стран стоит перед выбором. Если в ходе переговоров и конференций, на которые, несомненно, уйдет бо́льшая часть этого года, не удастся достичь сколько-нибудь удовлетворительных результатов, может случиться так, что многие могущественные страны, обладающие сильной армией и авиацией, подпадут под влияние нацистской Германии, тогда как другие государства, которые выступят против нацизма, окажутся в полной изоляции, а значит, будут заведомо бессильны что-либо сделать. Думаю, мне не стоит напоминать вам, что палата общин должна подходить к рассмотрению вопросов такого рода с должным вниманием и рассудительностью. Не стоит делать вид, будто эти сложные внешнеполитические проблемы касаются лишь Центральной Европы. Все нынешние международные розни и распри чреваты для нашей страны самыми серьезными последствиями.

По мере того как действия Гитлера становились все более провокационными, а британское и французское правительства проявляли все меньшую решительность, предостережения Черчилля начинали приобретать особую остроту и актуальность.