Война с Японией

Речь в палате общин, впоследствии транслировавшаяся по радио 8 декабря 1941 года

Как только я узнал минувшей ночью о том, что Япония напала на Соединенные Штаты, я счел необходимым немедленно собрать парламент. Наша система правления требует, чтобы парламент играл полноценную роль во всех важнейших действиях государства во все решающие моменты войны; я рад убедиться в том, что такое большое число депутатов сочло возможным занять свои места, несмотря на срочность приглашения. С полного одобрения нации и Империи, приблизительно месяц тому назад я дал от имени Великобритании слово, что, в случае вовлечения Соединенных Штатов в войну с Японией, в тот же час последует объявление войны Великобританией. В соответствии с этим ночью я говорил с президентом Рузвельтом по трансатлантическому телефону с целью согласования времени наших деклараций. Президент сообщил мне, что сегодня утром он обратится с посланием к конгрессу, который, как известно, только один имеет право объявлять войну от имени Соединенных Штатов; я заверил президента в том, что с нашей стороны объявление войны последует незамедлительно.

Вскоре, однако, выяснилось, что британская территория на полуострове Малакка также оказалась объектом японского нападения, а некоторое время спустя из Токио было объявлено, что японское верховное командование, а не имперское японское правительство,— что довольно странно,— объявило о наличии состояния войны с Великобританией и Соединенными Штатами. Ввиду этого не было необходимости ждать объявления войны конгрессом США. Американское время почти на шесть часов отстает от нашего. Таким образом, кабинет, открыв свое заседание сегодня в 12.30, дал полномочия на немедленное объявление войны Японии. Сегодня, в 1 час дня, послу его величества в Токио были посланы инструкции, а японскому поверенному в делах в Лондоне было отправлено сообщение следующего содержания:

 

Министерство иностранных дел

8 декабря

Сэр,

вечером 7 декабря правительству его величества в Соединенном Королевстве стало известно, что японские войска, без предварительного извещения как в форме декларации о войне, так и в форме ультиматума с условным объявлением войны, попытались высадить десант на побережье Малайи и бомбардировали Сингапур и Гонконг. Ввиду этих преднамеренных актов неспровоцированной агрессии, совершенных в явное нарушение международного права, в особенности первой статьи Третьей Гаагской конвенции, относящейся к открытию военных действий, участниками каковой являются Япония и Соединенное Королевство, послу его величества в Токио даны инструкции об уведомлении имперского японского правительства, от имени правительства его величества в Соединенном Королевстве, о наличии состояния войны между обеими странами.

Остаюсь с совершенным почтением, сэр, 

Вашим покорнейшим слугой, 

Уинстон С. Черчилль.

 

Тем временем военные действия уже начались. Японцы приступили к высадке десанта на британской территории в Северной Малайе вчера, около 6 часов — в 1 час ночи по местному времени, и сразу же натолкнулись на сопротивление наших войск, находившихся в состоянии боевой готовности. Министерство внутренних дел приступило к принятию мер, направленных против японских подданных, вчера в 10.45 вечера. Таким образом, палата может убедиться в том, что мы не теряли времени и фактически даже опередили сроки, предусмотренные нашими обязательствами.

Королевское Нидерландское правительство сразу же, в 3 часа утра, выразило свою солидарность с Великобританией и Соединенными Штатами.

Нидерландский посланник уведомил наше министерство иностранных дел о том, что его правительство сообщило японскому правительству, что вследствие враждебных актов, совершенных японскими вооруженными силами против двух держав, с которыми Нидерланды поддерживают особенно тесные отношения, Королевское Нидерландское правительство считает, что между Королевством Нидерланды и Японией существует состояние войны. Я еще не знаю, какая роль предназначается в этой новой войне Сиаму, или Таиланду, но к нам поступило донесение о том, что японцы высадили войска в Сингоре, расположенном на сиамской территории, на границе с Малайей, недалеко от места десанта, произведенного японцами с британской стороны границы.

Между тем, как раз накануне открытия Японией военных действий, я обратился к премьер-министру Сиама с нижеследующей телеграммой, отправленной в воскресенье рано утром:

Возможно, в ближайшее время японцы вторгнутся в вашу страну. Если на вас нападут, защищайтесь. Сохранение полнейшей независимости и суверенитета Таиланда отвечает британским интересам, и поэтому нападение на вас мы будем расценивать как нападение на нас самих.

Стоит взглянуть, каким способом японцы начали свое нападение на англоязычный мир. Против Соединенных Штатов были пущены в ход заранее продуманные и характерные японские приемы предательства. Японские делегаты, Номура и Курусу, получили указание затянуть свою миссию в Соединенных Штатах с тем, чтобы продолжать переговоры в то время, как подготовлялось внезапное нападение, произведенное до официального объявления войны. Призыв президента к императору,— текст которого многим депутатам, я не сомневаюсь, знаком, ибо он широко опубликован в наших газетах,— напоминающий о старой дружбе и о важности сохранения мира на Тихом океане, встретил лишь такой гнусный и жестокий ответ. Никто не усомнится в том, что правительство Соединенных Штатов прилагало все усилия для того, чтобы достигнуть мирного решения, проявив огромное терпение и выдержку перед лицом возраставшей японской угрозы.

Теперь, когда проблема решилась самым непосредственным образом, двум великим демократиям остается лишь приступить к выполнению своей задачи со всей силой, дарованной им Всевышним. Мы можем считать себя очень счастливыми и можем, мне кажется, считать, что наши дела велись не так уж плохо, если нам пришлось подвергнуться нападению со стороны Японии не в одиночку, не в период нашей слабости после Дюнкерка и не в любой другой момент, начиная с 1940 года, до того как Соединенные Штаты в полной мере осознали опасность, грозящую всему миру, и достигли таких значительных успехов в своих военных приготовлениях. В тот период наше положение было настолько чревато опасностями, что мы даже не смели выразить те общие симпатии, которые все мы испытывали к героическому народу Китая. Мы даже были вынуждены в течение короткого периода, летом 1940 года, дать согласие на закрытие Бирманской дороги. Однако в дальнейшем, в начале нынешнего года, как только нам удалось собраться с силами, мы изменили свою политику в этом вопросе, и, как палата помнит, мы с министром иностранных дел сочли себя вправе сделать ряд откровенных заявлений о дружбе с китайским народом и его великим вождем, генералом Чан Кайши.

Мы всегда были друзьями. Минувшей ночью я телеграфировал генералу, заверив его в том, что отныне мы будем вместе бороться против общего врага. Несмотря на то что неотложные требования войны в Европе и в Африке вызвали напряжение наших ресурсов — при том, что они велики и непрерывно увеличиваются,— некоторые из лучших кораблей Королевского военно-морского флота, как могут убедиться палата и Империя, прибыли на свои боевые посты на Дальнем Востоке в весьма подходящий момент. Мы подготовились, насколько это было в наших силах, и теперь я не сомневаюсь в том, что мы сумеем постоять за себя. Установлен теснейший контакт с мощными американскими морскими и воздушными силами, а также с крепкими, боеспособными силами Королевского Нидерландского правительства в Ост-Индии. Мы сделаем все, что сможем. Когда подумаешь о безумном честолюбии и ненасытной жадности тех, кто виновен в распространении войны, то остается лишь заключить, что безумие Гитлера заразило японские мозги, а значит, нужно начисто вырвать корень зла со всеми его побегами.

Крайне важно, чтобы ни в нашей стране, ни в Соединенных Штатах не было недооценки возникших перед нами новых опасностей. Враг напал с такой стремительностью, которая либо порождена отчаянием, либо возникла из сознания силы. Испытания, выпавшие на долю англоязычного мира и наших героических русских союзников, несомненно будут тяжкими, особенно поначалу, и длительными. Но вместе с тем, оглядываясь вокруг на печальную картину того, что делается во всем мире, мы не имеем основания усомниться в справедливости нашего дела и в том, что мы найдем в себе достаточно силы духа, чтобы перенести эти испытания. На нашей стороне по меньшей мере четыре пятых населения земного шара.

Мы отвечаем за их безопасность и за их будущее. В прошлом мы несли мерцающий огонек, теперь мы несем огонь, горящий ярким пламенем, а в будущем мы понесем светоч, который озарит всю сушу и море.

Опасения сбываются. Не прошло и месяца после того, как Черчилль выступил со своими предостережениями по адресу Японии, как мир узнал о Перл-Харборе. Через день после этого внезапного нападения японцев на американскую военную базу США и Англия объявили войну Японии. Эти решения были 8 декабря 1941 г. одобрены американским конгрессом и британской палатой общин. Речь Черчилля по этому поводу в палате общин в тот же вечер была передана по радио с добавлением специального обращения к рабочим военной промышленности, поскольку в этой новой фазе мирового противостояния роль военно-технического обеспечения войск резко возрастала, тем более, что то, чего опасался Черчилль, произошло — японские войска появились на полуострове Малакка.