Король Георг VI

Король Георг VI

7 февраля 1952 года, выступление по радио, Лондон1

Друзья мои, когда вчера утром нам объявили о кончине короля, это известие потрясло нас до глубины души, отозвалось в наших сердцах острой болью, которая, заполнив собой все вокруг, заглушила обычные для жизни ХХ столетия шум и суету и заставила миллионы и миллионы людей во многих землях на мгновение остановиться и оглянуться вокруг. Настал момент, когда все задумались о вечном, когда бренная земная жизнь явила себя как нечто наполненное одновременно безмятежным спокойствием и горем, величием и болью, мужеством и страданием.

Король пользовался всеобщей любовью. Его уважали и как человека, и как правителя далеко за пределами его владений. Умение жить просто и с достоинством, отвага, обостренное чувство долга перед многочисленными народами, населяющими обширные территории, за судьбу которых он нес ответственность одновременно как властитель и как слуга, природное обаяние и веселый нрав, образцовое поведение в кругу семьи, где он был идеальным супругом и отцом, неизменное мужество, проявлявшееся и в мирное, и в военное время, – все эти черты его характера заставляли гореть от восторга глаза людей, взиравших на трон.

Мы вспоминаем, как он, молодой лейтенант королевского флота, участвовал в решающем Ютландском сражении. Мы вспоминаем, с какой невозмутимостью, но без малейшей тени честолюбия или самонадеянности он взвалил на себя бремя королевской власти, сменив на троне брата, которого он любил и которому был абсолютно предан. Мы вспоминаем, как глубоко он вникал в дела государства и как добросовестно подходил к исполнению своих обязанностей, демонстрируя абсолютную преданность долгосрочным интересам страны, взвешенность суждений о людях и событиях, умение оставаться выше межпартийных баталий, но при этом внимательно следить за их перипетиями, мудрость и проницательность, позволявшие ему сразу отделять важное от второстепенного. Мы видели все это и восхищались. Его манера вести себя на троне вполне может служить образцом и ориентиром для нынешних конституционных монархов по всему миру, а также и для будущих поколений.

Последние несколько месяцев жизнь короля Георга, наполненная болью и физическими страданиями, которые ему приходилось выносить, висела на волоске и могла оборваться в любой момент. Но все это время он сохранял бодрость и присутствие духа – физический недуг не только не сломил его, но даже не нарушил его душевного равновесия. Это не могло не производить глубокого и сильного впечатления, это стало уроком для всех нас. Природный оптимизм и искренняя вера в Бога – вот что помогало ему держаться. В эти последние месяцы король шел под руку со смертью, как будто смерть была его компаньоном, знакомым, тем, кого он знал в лицо и не боялся. Наконец смерть нанесла ему дружеский визит: проведя день – полный счастья и солнечного света день – за любимым занятием и пожелав спокойной ночи своим близким, он заснул в том настроении, которое отличает всякого, кто, сохраняя страх перед Богом, старается не бояться ничего в этом мире.

Те, кто был с ним близок, лучше всего понимают, о чем я говорю. Впрочем, современная пресса и искусство фотографии позволили множеству его подданных с волнением наблюдать за последними месяцами его земного пути. Мы все были свидетелями того, как он встретил свой конец. В эти дни скорби и траура, среди житейских забот и трудов каждый, кто живет на землях, объединившихся под сенью короны, может найти утешение и почерпнуть силы для будущего в его выдержке и стойкости духа.

Между королем Георгом и его народом существовала еще и связь другого рода. Они делили не только печали и невзгоды. Радость и счастье дружных семейных отношений – вот что согревало сердца людей и наполняло уютом их домашний быт, вот что позволяло справляться с любыми трудностями, какие только есть в мире, и смело идти навстречу любым испытаниям. В эти годы потрясений не было другой такой семьи, в которой было бы столько же счастья, столько любви по отношению друг к другу, сколько в королевской семье во главе с монархом.

Друзья мои, думаю, никому из министров не довелось провести столько времени с королем в годы войны, сколько мне. Я следил за тем, чтобы он был в курсе всего. На меня произвело неизгладимое впечатление то, как он справлялся с ежедневным потоком государственных бумаг, внимательно и тщательно изучая каждую из них. Я хочу рассказать вам об одном случае. Однажды, когда король только что вернулся в Букингемский дворец из Виндзора, в городе началась бомбежка. Одна из бомб разорвалась во внутреннем дворе как раз тот момент, когда король и королева стояли у окон напротив места взрыва. Слава Богу, окна были открыты, иначе разлетевшиеся осколки попали бы им в глаза, лишив зрения. Вместо этого их просто отбросило взрывной волной. Хотя я очень часто виделся с королем в те насыщенные событиями дни, я ничего не слышал об этом происшествии – мне стало известно о нем намного позже. Его величества никогда не упоминали о нем, видимо, не придавая ему большого значения, как солдаты на фронте не придают значения снарядам, рвущимся рядом. Мне кажется, этот случай многое говорит о характере королевской четы.

Нет никаких сомнений в том, что среди всех институтов, которые сформировались в прошлые столетия или появились на свет в течение нашей жизни, нет другого такого, который пустил бы столь же глубокие корни в нашем обществе и был бы так же нежно любим всеми членами нашей семьи народов, как конституционная монархия. При жизни нынешнего поколения она приобрела бо́льшее значение, чем в прежние времена, когда такое никому бы даже не пришло в голову. Корона стала тем загадочным – и, я бы даже сказал, магическим – связующим звеном, которое соединило в одно целое наше содружество наций, государств и рас, все члены которого тесно взаимосвязаны, но при этом обладают свободой. Народы, которые никогда бы не согласились на введение конституции, сочтя это ограничением собственной независимости, первыми с гордостью заявляют о своей преданности короне.

Мы должны возносить хвалу Богу за то, что посреди многих невзгод, посреди тревог громадного мира, окружающего наш маленький остров, на наших глазах родился этот новый, трудно уловимый и трудно выразимый, но обладающий очевидной силой – с практической точки зрения – элемент нашего союза. Ведь как жизненно важно, причем не только для будущего Британского Содружества наций и Британской империи, но, я думаю, также и для дела свободы и мира, которому мы служим, чтобы сидящий на троне человек соответствовал тем не поддающимся определению августейшим обязанностям, которые предполагает этот высочайший пост! Георг VI правил 15 лет, и какой бы сложной ни была ситуация внутри страны или за рубежом, он никогда не пренебрегал своими обязательствами ни перед государством, ни перед семьей. Он заслужил, чтобы, провожая его в последний путь, члены всех работавших при нем правительств и все его подданные говорили о нем только добрые слова.

Друзья мои, в эту скорбную минуту мы обращаемся со словами соболезнования и сочувствия к его супруге и вдове. Это был брак по любви, брак без намека на уместную для союза королевских особ пышность и роскошь. На их долю выпала напряженная жизнь правящих монархов, в которой они были лишены столь многого, что могут позволить себе обычные люди, и должны были отдавать много сил на участие в официальных мероприятиях и в государственной жизни. Отбросив все условности, я бы хотел сказать, что сегодня вечером наши сердца наполнены сочувствием к этой отважной женщине, в чьих жилах течет кровь знаменитого шотландского рода, женщине, которая поддерживала короля Георга во всех его трудах и начинаниях, которая воспитала двух очаровательных дочерей, оплакивающих сейчас вместе с нами своего отца. Пусть Бог даст ей силы пережить это горе! Для королевы Марии, его матери, потерявшей еще одного из своих сыновей (герцог Кентский был убит на поле боя), может служить утешением мысль о том, что король великолепно справился со своими обязанностями и не обманул ее надежд, а также воспоминания о том, с каким трепетом и какой заботой он относился к ней при жизни.

Теперь, оставляя в стороне прошлое, я должен обратиться к будущему. Наши королевы были выдающимися правителями. Под их началом наша страна пережила некоторые из величайших периодов своей истории. Теперь, когда в возрасте 26 лет на трон восходит вторая королева Елизавета, мы вспоминаем о событиях далекого прошлого – тогда, почти 400 лет назад, на троне оказалась женщина, которая воплощала собой величие и славу елизаветинской эпохи и во многом была их источником. В детские годы королева Елизавета Вторая, как и ее предшественница, даже не подозревала о том, что ей предстоит взойти на трон. Но мы уже хорошо знаем ее и понимаем, какие таланты ее самой и ее супруга, герцога Эдинбургского, так взволновали единственную часть нашего Содружества, которую она успела посетить к этому времени. Она уже была провозглашена королевой Канады, а сейчас на верность ей присягаем также и мы. За нами последуют и все остальные, и завтра, когда будет официально объявлено о ее восшествии на престол, она получит власть над своей родной страной и всеми остальными частями Британского Содружества наций и Британской империи.

Меня, человека, чья молодость пришлась на безмятежные годы славной викторианской эпохи, наверняка охватит глубокое волнение, когда я снова произнесу слова нашего национального гимна: «Боже, храни королеву!»

Оригинал на английском языке King George VI

Примечание

  1. В ночь на 6 февраля после тяжелой продолжительной болезни скончался король Георг VI. Слова Черчилля о том, что «король шел под руку со смертью, как будто смерть была его компаньоном», нашли горячий отклик в сердцах слушателей.