«Соединенные Штаты Европы»

Самая важная из послевоенных речей Черчилля, произнесенная им 19 сентября 1946 года в Цюрихском университете, Швейцария1

Сегодня я хотел бы поговорить о трагедии Европы. Этот прекрасный континент, один из самых освоенных, самых благоприятных для проживания, с умеренным ровным климатом, как известно, является прародиной всех великих народов Запада. Европа – оплот христианской веры и морали, Европа – колыбель культуры, искусства, философии и науки, не утратившая свое величайшее значение и поныне. Если бы нации, населяющие эту часть света, однажды объединились на основе своего общего наследия, то для 300–400 миллионов человек наступила бы эра безграничного счастья, процветания и благоденствия. Однако так уж сложилось, что именно на этом континенте по вине потомков воинственных тевтонов то и дело вспыхивают кровавые распри и междоусобицы, нарушающие покой человечества и ставящие под угрозу его будущее даже сейчас, в ХХ столетии, чему нам с вами довелось быть свидетелями.

Что ныне сталось с Европой? Надо признать, что некоторым небольшим странам удалось быстро прийти в себя после всего пережитого. Но в то же время обширнейшие территории континента по-прежнему находятся в запустении. Их населяют толпы изможденных, голодных, измученных людей, которые взирают на развалины городов и руины своих домов и напряженно всматриваются вдаль, пытаясь разглядеть на затянутом тучами горизонте признаки приближения какой-нибудь новой страшной опасности, способной обернуться очередными испытаниями и торжеством тирании. В стане победителей царит какофония сбивчивых и противоречивых речей, в стане побежденных повисло гнетущее молчание, исполненное глубокого отчаяния. Вот к чему пришли европейцы, издавна разделенные на множество государств и наций. Вот чего добились германские державы в своей взаимной ненависти, в стремлении к завоеваниям, в постоянной потребности сеять всюду лишь разруху и хаос. Кроме того, нам, безусловно, следует согласиться с тем, что если бы великая республика по другую сторону Атлантики не осознала наконец, что разорение и порабощение Европы неизбежно скажется на ее собственной судьбе, и не протянула нам руку помощи, то темные времена, скорее всего, вернулись бы на нашу землю, ввергнув европейцев в пучину бесчеловечной жестокости и нищеты. И эта угроза до сих пор нависает над нами.

Но мы можем отвести от себя опасность с помощью одной инициативы, которая при условии ее всеобщей поддержки позволит, словно по волшебству, полностью преобразить Европу и буквально за несколько лет сделать ее (по крайней мере бо́льшую ее часть) такой же свободной и счастливой, как сегодняшняя Швейцария. «Что это за удивительная инициатива?» – спросите вы. Ее суть в том, чтобы воссоздать европейскую семью наций если не в полном, то хотя бы в максимально широком составе и объединить народы в рамках специально созданной организации, которая сможет обеспечивать европейцам мир, безопасность и свободу. Мы должны создать своего рода Соединенные Штаты Европы. Это единственный способ вернуть в нормальное русло жизнь сотен миллионов тружеников, даровав им те простые радости и надежды, которых они лишились. Совершить это, в общем, не так уж трудно. Для этого нужна лишь готовность сотен миллионов людей сделать правильный выбор вместо неправильного и заслужить благословение потомков вместо проклятия.

Большая работа в этом направлении была проделана Панъевропейским союзом2, который стольким обязан графу Куденхове-Калерги3 и на благо которого долгое время без устали трудился знаменитый французский патриот и государственный деятель Аристид Бриан. Не стоит также забывать об огромном объеме теоретических материалов и разнообразных организационных мерах, которые были подготовлены на волне больших ожиданий и надежд после Первой мировой войны, что привело впоследствии к созданию Лиги Наций4. Тут стоит отметить, что Лига Наций потерпела неудачу вовсе не из-за своих принципов и идей. Причиной ее неудачи стало как раз то, что организовавшие ее государства отреклись от этих принципов. Лига Наций потерпела поражение, потому что правительства стран-участниц в то время боялись смотреть фактам в лицо и отказывались действовать тогда, когда было необходимо. Последовавшая за этим катастрофа ни в коем случае не должна повториться! Нам обязательно следует использовать весь накопленный объем знаний и материалов, а также обязательно учесть горький опыт, доставшийся нам очень и очень дорогой ценой.

Два дня назад я с большим удовольствием прочел в газетах о том, что мой друг президент Трумэн выразил интерес к нашим масштабным планам и выступил в поддержку этой инициативы. Создание региональной европейской организации ни в коем случае не помешает работе всемирной Организации Объединенных Наций. Напротив, я думаю, что объединение столь высокого уровня сможет эффективно работать только в том случае, если будет основано на менее масштабных общностях, исторически сложившихся на основе внутренних взаимосвязей. В Западном полушарии уже есть одна такая общность: у нас, британцев, есть свое собственное Содружество наций. И мы готовы с уверенность заявить, что такие связи не ослабляют, а, наоборот, усиливают всемирную организацию. Более того, они служат ей надежной опорой. Так почему бы не появиться европейской общности, в рамках которой ослабленные войной народы огромного беспокойного континента объединятся на основе более широкого понимания патриотизма и принципа общего гражданства? И почему бы этой структуре не занять достойное место среди прочих крупных организаций, определяющих судьбы человечества? Такое объединение, однако, станет возможным только в том случае, если в него по-настоящему поверят и с готовностью вступят миллионы семей, говорящих на разных языках.

Как мы все знаем, причиной двух мировых войн, через которые мы прошли, стала жажда мирового господства, охватившая специально объединившуюся с этой целью Германию. В ходе последней войны совершались такие преступления, творились такие злодеяния и зверства, которые по степени жестокости сопоставимы разве что с изуверствами завоевателей-монголов, а то и вовсе не имеют аналогов в истории человечества. Виновные должны обязательно понести наказание. Германию нужно во что бы то ни стало лишить возможности снова вооружиться и развернуть очередную военную агрессию. Но как только необходимые для этого шаги будут предприняты (а они обязательно будут предприняты и даже уже предпринимаются), нам следует прекратить карательную политику в отношении немцев. Придет время для того, что господин Гладстон5 много лет назад назвал «благословенным актом забвения». Мы отвернемся от ужасов прошлого и обратим свой взор в будущее. Ведь мы не можем позволить себе год за годом тащить невыносимо тяжкий груз ненависти и злобы, вызванных причиненными нам в прошлом страданиями. Если мы хотим спасти Европу от бесконечных испытаний и верной гибели, то должны твердо уверовать в возможность единения наших народов и предать забвению все прошлые преступления и ошибки.

Хватит ли свободным европейцам силы духа для того, чтобы покорить эту вершину почти немыслимого морального совершенства? Думаю, если им это все же удастся, то осознание невзгод, через которые пришлось пройти всем участникам войны, заставит нации позабыть о причиненном друг другу зле. Какой смысл в бесконечной взаимной ненависти и вражде? Неужели единственное, чему нас учит история, – это тому, что человечество вообще ничему невозможно научить? Пусть этим миром наконец начнут править справедливость, милосердие и свобода! Надо только захотеть, и тогда все, даже самые сокровенные желания обязательно сбудутся.

Мои слова наверняка вызовут у вас изумление, но все же я считаю, что первым шагом к возрождению единой семьи европейских народов должно стать установление партнерских отношений между Францией и Германией. Только так Франция сможет вернуть себе моральное лидерство в Европе. Возрождение Европы невозможно без сильных духом Франции и Германии. При правильном подходе к делу будущие Соединенные Штаты Европы будут иметь такое устройство, при котором материальное благосостояние каждой отдельно взятой страны утратит значение. Небольшие страны будут иметь такое же влияние, как и их более крупные соседи, с гордостью внося свой вклад в общее дело. Древние земли и княжества Германии, добровольно объединившиеся в федерацию исходя из соображений взаимной выгоды, могли бы войти в состав Соединенных Штатов Европы в качестве независимых членов. Я не собираюсь навязывать подробный план действий сотням миллионов людей, которые хотят счастья и свободы, процветания и безопасности, которые мечтают пользоваться правами и свободами четырех категорий6, перечисленных президентом Рузвельтом, и жить в соответствии с принципами, изложенными в Атлантической хартии7. Если европейцы действительно стремятся к этому, то им нужно всего лишь открыто заявить об этом – и, конечно же, сразу будут найдены средства и продуманы меры, которые позволят им добиться желаемого.

При этом я считаю своим долгом предупредить всех: времени для этого у нас не так уж много. Пока мы можем перевести дух. Грохот орудий смолк. Бои прекратились. Но опасность по-прежнему угрожает всем нам. Если мы хотим объединиться в рамках одной организации, как бы она ни называлась – Соединенные Штаты Европы или как-то иначе, – мы должны начинать уже сейчас.

Как бы странно это ни звучало, но единственным, пускай и не совсем надежным, средством защиты для нас в настоящее время является атомная бомба. К счастью, пока что это новое оружие по-прежнему остается в руках государства и нации, которые, как мы знаем, никогда не воспользуются им, если только это не придется сделать во имя идеалов справедливости и свободы. Но вполне может случиться так, что уже через несколько лет это грозное оружие получит широкое распространение и будет использовано несколькими враждующими нациями, что неизбежно приведет к катастрофе, которая не только положит конец тому, что мы называем «цивилизацией», но, возможно, приведет к гибели всей планеты.

Пришло время обобщить те суждения, которые я изложил в своем выступлении. Итак, наша неизменная цель – всемерно содействовать работе ООН и обеспечить ей достаточные полномочия. В рамках этой международной структуры и под ее эгидой нам предстоит возродить европейскую семью народов в форме региональной организации, например, под названием «Объединенные Штаты Европы». Первым шагом в этом направлении должно стать формирование Совета Европы. И даже если не все государства на континенте захотят или смогут присоединиться к союзу с самого начала, мы все равно должны будем продолжать начатое, собирая вместе и объединяя тех, у кого будет на то желание и возможность. Нам надлежит сформировать надежную основу для обеспечения безопасности простых людей, независимо от их национальной принадлежности и места проживания. лавным гарантом защиты должна стать готовность всех и каждого скорее умереть, чем подчиниться тирании. Меры, необходимые для объединения Европы, должны быть предприняты в кратчайшие сроки под совместным контролем Франции и Германии. Великобритания, Британское Содружество наций, могущественная Америка и, хочется верить, советская Россия выступят в качестве друзей и соратников новой Европы (ведь успех этого сложнейшего мероприятия гарантирован только при участии всех этих стран). Нужно обязательно помочь европейцам реализовать их право на жизнь и благополучие!

 

Другой перевод речи «Соединенные Штаты Европы»

Footnotes

  1. Пожалуй, это самая важная из послевоенных речей Черчилля после фултонской. Когда все вокруг только и твердили о том, что немцев нужно как следует проучить и призвать к ответу, этот мудрейший политик взял на себя смелость открыто заявить: «Мои слова наверняка вызовут у вас изумление, но все же я считаю, что первым шагом к возрождению единой семьи европейских народов должно стать установление партнерских отношений между Францией и Германией». Что и говорить, выступление Черчилля удивило многих, но оно положило начало процессу примирения европейских наций и подготовило почву для возвращения Западной Германии в мировое сообщество (Восточная Германия, как известно, в то время находилась в зоне влияния Советского Союза). Именно поэтому Черчилль по праву считается одним из отцов-основателей единой Европы.
  2. «Пан-Европейский Союз», или «Пан-Европа»,— блок государств континентальной Европы, проект создания которого был выдвинут в 1930 году французским правительством по инициативе министра иностранных дел Франции Аристида Бриана (1862— 1932).
  3. Рихард Куденхове-Калерги (1894—1972) — австро-венгерский политик, писатель и пацифист, один из инициаторов создания «Пан-Европейского Союза».
  4. Лига Наций — международная организация, предшественник Организации Объединенных Наций; учреждена в 1919 году и распущена в 1946 году.
  5. Уильям Юарт Гладстон (1809—1898) — премьер-министр Англии в 60-е — 90-е гг. XIX века.
  6. «Четыре свободы» — принципы, провозглашенные президентом США Франклином Делано Рузвельтом 6 января 1941 года в послании конгрессу. Говоря о важности сохранения мира, Рузвельт подчеркивал особую важность обеспечения при этом «четырех свобод» — «свободы слова и самовыражения», «свободы вероисповедания», «свободы от нужды» и «свободы от страха».
  7. Атлантическая хартия — декларация правительств США и Великобритании, принятая в ходе встречи президента США Рузвельта и премьер-министра Великобритании Черчилля 9 августа 1941 года на борту авианосца «Огаста»; в Атлантической хартии излагались цели войны против фашистской Германии и ее союзников, а также принципы послевоенного устройства мира.